Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Часть I
Глава II

Характеристика источников для расчета людских потерь вооруженных сил во время войн

Условия военного времени мало благоприятны для получения полных статистических сведений. В местах, захваченных неприятелем, всякий текущий учет естественного движения населения часто прекращается. Что же касается данных о военных потерях, то они также часто неполны, отрывочны, что связано с самим ходом военных операций. К тому же в ряде случаев полководцы давали неверные сведения о военных потерях, стремясь всячески преуменьшить свои собственные и преувеличить потери врага. Недаром Наполеон I как-то сказал: «Ложь, как в военном бюллетене». И сам Наполеон в своих военных сообщениях резко извращал действительность в выгодном для себя свете. Такие искажения допускали и другие военачальники. Например, в начале XVIII в. французский маршал герцог де Вийяр, диктуя отчет о том, что его армия встретила трехтысячную армию противника, сказал далее, что потери неприятеля составили 4 тыс. человек. Когда его секретарь обратил внимание маршала на это явное несоответствие, он тут же уменьшил цифру потерь с 4 тыс. до 2,5 тыс. Надо сказать, что и в XX в. наблюдались аналогичные факты. Так, например, военные корреспонденты английских газет, которые посылали отчеты о битвах первой мировой войны, «наблюдая» за ними из отеля Риц в Париже, «зарегистрировали» более сотни миллионов погибших немцев [1]. Явная фальсификация данных о военных потерях характерна была для сообщений Гитлера, пытавшегося обмануть немецкий народ, давая резко преуменьшенные цифры с военных потерях Германии.

Такого рода фальсифицированные данные вообще не могут являться источником каких-либо сведений о потерях и должны быть решительно отброшены. /28/

Но и материалы, которые имеют основание считаться более или менее правильными и надежными, также нуждаются в тщательной проверке и сопоставлении. Лишь после этого отдельные цифры могут быть использованы таким образом, чтобы на основе разрозненных, изолированных фактов восстановить общую картину влияния войн и подойти к определению урона, который они с собой несут.

Источники данных о людских потерях в войнах разнообразны. Прежде всего — это официальные источники, которые, за некоторыми исключениями, могут быть положены в основу расчетов. Официальные данные о людских потерях в различные периоды носили разный характер.

Первый период охватывает средневековую эпоху вплоть до начала Тридцатилетней войны (т. е. до 1618 г.). Эта эпоха не оставила сколько-нибудь надежных данных о людских потерях в войнах; сохранились лишь некоторые данные об убитых и раненых в отдельных крупнейших битвах, но достоверность этих данных вызывает большие сомнения. Никакими документами, донесениями, записями для этого времени мы не располагаем.

Второй период охватывает эпоху от начала Тридцатилетней войны до конца войны за испанское наследство (1618—1713гг.). В этот период уже появляются первые реляции, сохранившиеся до нашего времени и позволяющие судить о потерях не только в отдельных крупных битвах, но и в более мелких сражениях, а в некоторых случаях даже с подразделением по видам потерь.

Третий период — от конца войны за испанское наследство до середины XIX в. (1713—1848 гг.). От этой эпохи до нас дошел богатый архив с различными записями, донесениями, сообщениями, отчетами, ведомостями, в которых в ряде случаев подробно описываются численность армии и изменения численности в результате отдельных боевых действий с указанием числа убитых, раненых, больных, пленных. Иногда эти донесения охватывают не только отдельные битвы, но и целые экспедиции. Так, например, сохранились данные о потерях в экспедиции Наполеона в Египет, о потерях армии Веллингтона в Испании, имеется донесение Суворова о потерях русских войск во время похода 1799 г. Однако в эту эпоху не было еще сводных данных о войне в целом, никакие отчеты о войне не писались, а если и писались, то во всяком случае до нас не дошли.

По четвертому периоду, который охватывает более ста последних лет, уже имеются официальные данные не только об отдельных боях и сражениях, но и о войнах в целом. Первой крупной войной, о которой имеются официальные итоговые сведения, была Крымская война (1853—1856 гг.). Сравнительно точные данные о потерях имеются также по итальянской, прусско-датской, австро-прусской и франко-прусской войнам (за исключением /29/ потерь французской армии в войне 1870—1871 гг.). Мы располагаем также хорошими статистическими отчетами о потерях в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. и в русско-японской войне 1904—1905 гг., опубликованных русским военно-санитарным ведомством.

С точки зрения широты охвата можно характеризовать эволюцию учета военных потерь следующим образом: в XVII и XVIII вв. полностью учитывали потери лишь среди генералов, в период наполеоновских войн — среди офицеров и только с середины XIX в. начали тщательно учитывать потери рядового состава.

О потерях в мировой войне 1914—1918 гг. имеются офи-циальные материалы, но далеко не по всем странам. В Англии и США опубликованы даже многотомные официальные истории войны, снабженные статистическим материалом. В других странах ограничились публикацией лишь отчетов парламентских комиссий. В ряде стран (в России, Германии, Англии и др.) публиковались персональные списки убитых, раненых, пропавших без вести. Но по многим странам вообще не было никаких официальных данных и публикаций.

В отношении второй мировой войны официальные материалы (кроме немецко-фашистских) также могут служить основанием для определения военных потерь. К годовщинам войны приурочивались публикации данных о потерях Советской Армии в специальных сообщениях Совинформбюро. Опубликованы также официальные данные о потерях в странах Британской империи, США. Официальными материалами следует считать также данные, сообщаемые в речах и выступлениях руководящих государственных деятелей.

Наряду с официальными данными большую помощь в подсчете военных потерь оказывают и полуофициальные источники. К ним следует причислить издания различных ведомств и организаций, опубликованные за подписями отдельных лиц. Так, например, итоги немецких военных потерь по австро-прусской и франко-прусской войнам были опубликованы за подписью Энгеля в изданиях Прусского статистического бюро. К типу полуофициальных источников могут быть причислены, например, книга «Россия в мировой войне 1914—1918 года (в цифрах)», изданная Центральным статистическим управлением в 1925 г., «Труды комиссии по изучению санитарных последствий войны» (М, 1923 г.) и др.

Далее, надо указать на труды военных историков. Некоторые военные историки разработали материалы по отдельным войнам (например, русский военный историк Масловский — по Семилетней войне, немецкий военный историк Мольтке — по русско-турецкой войне 1828—1829 гг. и др.). Другие ученые дали сводные очерки о войнах за большой исторический период. Особо должен быть отмечен словарь битв, составленный под /30/ редакцией французского военного статистика и историка Гастона Бодара [2].

Наряду с материалами военных историков большое значение для нас имели публикации врачей, ведавших военно-санитарным делом во время войны. К числу их надо отнести ценную статью русского врача Аврамова, работы французских военных врачей Шеню и Лаверана, австрийского военного врача Мирдача и др.

В ряде случаев опубликованные и неопубликованные первичные материалы о людских потерях в войнах подвергались статистической обработке. Раньше других это было, по-видимому, сделано английским актуарием Ходжем, исследовавшим потери британского флота и британской армии в период наполеоновских войн. Несколько десятков лет спустя расчет о военных потерях Франции опубликовал французский врач Ланьо [3].

Уже в начале XX в. статистическую сводку материалов по Франции и Австро-Венгрии за 300 лет дал Бодар в своей книге о людских потерях в современных войнах [4]. Книга Бодара вышла как раз в разгар первой мировой войны.

Влияние мировой войны 1914—1918 гг. на динамику населения раньше других было исследовано Христианом Дэрингом в-многочисленных работах, опубликованных копенгагенским «Обществом изучения социальных последствий войны». Это общество было основано вскоре после возникновения войны. Первый выпуск трудов этого общества, дававший расчет денежной стоимости мировой войны, был опубликован еще в марте 1916 г. Последующие «Бюллетени» этого общества были уже целиком посвящены расчетам людских потерь. Первый такой расчет был опубликован в августе 1916 г. [5] Следующий выпуск был также опубликован еще во время войны; он касается лишь Германии и Франции [6]. Дальнейшие выпуски [7] были написаны Дэрингом уже тогда, когда он имел возможность подвести итоги грандиозной мировой бойни. Кроме того, Дэрингу принадлежит еще несколько статей о влиянии мировой войны.

Значительную ценность для определения потерь России представляют труды специальной комиссии по обследованию /31/ санитарных последствий мировой войны 1914—1918 гг. Первый выпуск трудов этой комиссии был издан Народным комиссариатом здравоохранения в 1923 г.

Среди исследований, посвященных влиянию первой мировой войны на численность населения, можно назвать работы женевского профессора Герша [8] и итальянского статистика Саворньяна [9].

Помимо указанных работ, охватывающих потери всех стран, участвовавших в мировой войне, имеется ряд работ по отдельным странам, среди них: работа Юбера — о потерях Франции, Винклера — о потерях Австро-Венгрии, Айреса — о потерях США и др.

Влияние второй мировой войны на численность населения исследовано еще мало. Детальная сводка людских потерь по отдельным странам произведена Фрумкиным [10], редактором статистических ежегодников Лиги наций. Этим же вопросом занимался немецкий статистик Бургдорфер [11]. Свод данных о потерях приведен в книге «Итоги второй мировой войны» [12], в «Мировом Альманахе» и в ряде других изданий.

Кроме статистических работ, посвященных потерям в отдельных войнах, неоднократно делались попытки свести разрозненные материалы в одно целое. Такая попытка была сделана впервые австрийским политическим деятелем и врачом Гауснером почти 100 лет тому назад в книге «Сравнительная статистика Европы». Спустя несколько лет небольшой свод потерь был опубликован французом Леруа-Болье. В 1888 г. немецкий врач Фрёлих опубликовал специальную статью о людских потерях в войнах, в которой приведен достоверный материал наряду с апокрифическим [13]. В конце XIX в. итоговые данные о людских потерях в войнах давали французы Ваше де Лапуж и Рише и английский статистик Мэлхолл. В XX в. после первой мировой войны сводку о потерях дал лозаннский профессор Дюма, охватив все крупнейшие войны, начиная с Семилетней и кончая Балканскими [14].

Из работ на русском языке необходимо отметить ценный труд крупного специалиста по вопросам военной санитарной статистики — профессора Л. С. Каминского и выдающегося демографа — действительного члена Академии медицинских наук /32/ С. А. Новосельского. В этой работе приведены данные о потерях в войнах за 1756—1918 гг. [15]

В заключение надо упомянуть, что в отдельных случаях помощь оказывали военные мемуары, донесения, статьи военных экспертов, военных корреспондентов и других сведущих лиц.

При использовании разного рода литературных источников следует проявлять максимальную осторожность. Некоторые, даже пользующиеся доверием, авторы допускают ошибки и неточности, вносящие сильные искажения в итоговые данные. Так, например, известный немецкий статистик Принцинг в своей книге об эпидемиях и войнах указывает, что за период с 20 октября по 14 декабря 1812 г. в русской армии умерло 62 тыс. человек от болезней, ссылаясь при этом на книгу Эбштейна [16]. Обратившись же к этой книге, мы убедились, что Принцинг ошибся: у Эбштейна говорится не об умерших, а о заболевших!

Некоторые авторы, не имея точных данных, приводят свои оценки, весьма далекие от действительности. Например, французский врач Шеню оценил количество умерших от ран и болезней в русской армии в Крымскую войну в 600 тыс. человек, сопроводив эту цифру вопросительным знаком. Эта цифра пошла «гулять» по многим книгам и журналам уже без всякого вопросительного знака как цифра русских потерь. Между тем численность всей русской армии составляла лишь 350 тыс. человек, а число умерших от болезней в действительности было в 7 раз меньше цифры Шеню! Остается только пожалеть, что эта фантастическая цифра имела и имеет широкое хождение не только в иностранной, но и в русской военной литературе.

В иностранной литературе нередко можно встретить совершенно фантастические цифры о людских потерях в войнах, особенно когда дело касается России и СССР. Так, например, в специальной литературе широкое хождение имеет цифра в 0,5 млн. погибших в русской армии от газовых атак в войну 1914—1918 гг. В действительности же эти потери были в 7 раз меньше! О потерях СССР в Великую Отечественную войну в иностранной печати также не раз публиковались неверные данные.

Встречаются ошибки и у некоторых советских авторов. Известный антрополог профессор В. В. Бунак в своей статье «Новые данные к вопросу о войне, как биологическом факторе» приводит цифры, весьма далекие от действительных. Он указывает, например, что «союзные войска» в Крымскую войну потеряли умершими от болезней 491 453 человека [17], тогда как фактическая цифра потерь была во много раз ниже. Подобные /33/ ошибки говорят о том, насколько важно в научном исследовании обращаться к первоисточникам. Так, например, материалы о потерях в Крымскую войну, приведенные в сборнике «Война с Японией...», никак нельзя рассматривать как первоисточник. В фундаментальном издании «К столетию военного министерства» мы нашли детальные данные о Крымской войне со ссылкой на книгу Стефановского и Соловьева. Обратившись к этой последней, мы нашли там ссылки на книгу Тотлебена. Это исследование, выпущенное под руководством героя севастопольской обороны генерала Тотлебена, содержит материал, впервые опубликованный, потому и являющийся первоисточником. Именно в труде Тотлебена приведены все детальные ведомости о потерях в эту войну.

Наличие довольно большой литературы о влиянии войн на динамику населения Европы ни в какой мере не снимает необходимости специального исследования по этому вопросу. Во-первых, работы многих авторов содержат, как это будет показано ниже, ошибочные расчеты. Во-вторых, и это самое главное, работы по вопросу о влиянии войн в большинстве случаев либо ограничиваются простой сводкой данных из различных источников, либо дают расчеты по какой-либо одной стране и по какой-либо одной эпохе и не дают общей картины людских потерь в войнах европейских стран за длительный период времени.

Это и побудило нас взяться за специальное исследование о влиянии войн на население Европы. При этом мы отдаем себе полный отчет в том, что источники часто неверны или противоречивы, что по ряду войн они вовсе отсутствуют, что свести все эти разрозненные материалы в ряде случаев чрезвычайно затруднительно. Однако даже приближенные цифры людских потерь в войнах могут дать представление о размерах урона, который войны наносят человечеству.



1. Nef, War and Human Progress, Cambridge, 1950, p. 91.

2. «Militar - historisches Kriegslexikon (1618—1905)», Herausgegeben von G. Bodart, Wien und Leipzig, 1908. (В дальнейшем—«Kriegslexikon».)

3. G. Lagneau, Les consequences des guerres, «Seances et travaux de 1 Academie des Sciences morales et politicqes», t. 38, 1.9/10, 1892.

4. G. Bodart, Losses of Life in Modern Wars. Austria—Hungary, France. Oxford, 1916.

5. «Menschenverluste im Kriege», «Bulletin der Studiengesellschaft fur Soziale Folgen des Krieges» N 2, Kopenhagen, 1.VIII.1916.

6. C. Doring, Die Bevolkerungsbewegung im Weltkrieg. 1. Deutschland und rrankreich, unter Mitarbeit von V. Perasitsch («Bulletin» N 3, Kopenhagen, 1917).

7. C. Doring, Die Bevolkerungsbewegung im Weltkrieg. I. Deutschland. Zweite erweiterte Bearbeitung («Bulletin» N 4, Kopenhagen, 1919); 2. Osterreich und Ungarn («Bulletin» N 5, Kopenhagen, 1919); 3,35 Millionen Menschenverlust in Europe («Bulletin» N 6, Kopenhagen, 1920).

8. L. Hersch, цит. статья, «Metron», v. 5, N 1, 1925; v. 7, N 1, 1927.

9. F. Savorgnan, La guerra e la popolazione, Bologna, 1918.

10. G. Frumkin, Population Changes in Europe since 1939, London, 1951.

11. F. Burgdorfer, Bevolkerungsdynamik und Bevolkerungsbilanz, Munchen, 1951.

12. См. Гельмут Арнтц, Людские потери во второй мировой войне, «Итоги второй мировой войны», М., 1957.

13. Frolich, Ober Menschenverluste in Kriegen, «Streffleur's Osterrei chische Militarische Zeitschrift», Bd. I, 1888.

14. S. Dumas, Losses of Life Caused by War, Oxford, 1923.

15. Л. С. Каминский и С. А. Новосельский, Потери в прошлых войнах, М.,

16. W. Ebstein, Die Krankhe'iten im Feldziige gegen Russland (1812), Stuttgart, 1902.

17. «Русский евгенический журнал», т. 1, вып. 1, 1922, стр. 225.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?